Служба церковной безопасности

Религиозные организации должны получать госсубсидии на охрану особо ценных икон и церковной утвари — соответствующий законопроект российские общественники просят разработать Минкультуры России. В парламенте считают, что такая идея имеет право на жизнь: как рассказал «Парламентской газете» председатель Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов, движимое имущество храмов в России не подпадает под действие норм о госохране объектов культурного наследия.

Минкультуры России попросили инициировать разработку законопроекта, направленного на получение религиозными организациями государственных субсидий на охрану особо ценного церковного имущества. Как заявил лидер общественного движения «За безопасность» Дмитрий Курдесовнастоятели сельских храмов и монастырей должны иметь возможность запросить у государства минимальное финансирование на обеспечение безопасности икон и утвари. «Мы не просим защитить имущество конкретной религиозной организации, мы просим спасти от воров объекты культурного наследия, памятники истории, которые могут быть утеряны навсегда», — пояснил он.

Сергей Гаврилов считает идею жизнеспособной. Он предлагает подумать над тем, чтобы использовать в России европейский опыт — когда мандаты по обеспечению безопасности и реставрации храмовых объектов, представляющих историческую и культурную ценность, «следуют» за этими объектами. «Это означает, что при переходе такого объекта (скажем, иконы или древней священной книги) в собственность религиозных организаций финансирование на его охрану остаётся по-прежнему федеральным. Это устанавливается соответствующими гражданско-правовыми соглашениями между государством и религиозными организациями», — сказал депутат «Парламентской газете».

Парламентарий отметил, что в соответствии с действующим законодательством иконы, принадлежащие тому или иному храму, даже если сам этот храм является памятником культурного наследия, не попадают под госохрану. По мнению парламентария, ситуацию надо исправить. «Вопрос стоит не в том, кто именно будет осуществлять охрану имущества религиозных организаций в малых городах и на сельской местности — сотрудники ЧОП, Росгвардии или казаки, — а в том, чтобы охранники были высококвалифицированными и ответственность, касающаяся финансирования охраны, не перекладывалась на религиозные организации», — уверен Сергей Гаврилов. 

Одной из тех служб, которая в перспективе может взять храмы под охрану, является Росгвардия. Официальный представитель ведомства Валерий Грибакин пояснил «Парламентской газете», что перечень объектов, которые «гвардейцы» охранять обязаны (всего — 281 объект), установлен распоряжением Правительства России ещё в мае 2017 года. Но это не означает, что Росгвардия не может участвовать в охране других юрлиц, например религиозных организаций.

«Настоятель храма может обратиться в территориальные органы Росгвардии с просьбой взять под охрану этот объект. Тогда на него прибудут наши специалисты, обследуют его и рекомендуют, как лучше обеспечить безопасность», — подчеркнул Валерий Грибакин.

Настоятель храма может обратиться в территориальные органы Росгвардии с просьбой взять под охрану этот объект. Тогда на него прибудут наши специалисты, обследуют его и рекомендуют, как лучше обеспечить безопасность.

Виды охраны могут быть совершенно разные — от установления тревожной кнопки для оперативного выезда на место отряда «гвардейцев» до постоянного дежурства сотрудника Росгвардии на месте. Если храм имеет значительную историческую и культурную ценность, если в нём хранятся реликвии, ценные для государства, то обращение в Росгвардию может быть направлено от правящего архиерея Русской православной церкви.

Дела о церковных кражах, увы, не редкость в нашей стране. Особенно тревожно живётся деревенским церквям, где приходы еле сводят концы с концами и не имеют средств на то, чтобы нанять сторожей. О профессиональной охране и говорить не приходится. Этим и пользуются церковные воры.

Показательный случай произошёл в феврале этого года в селе Велковечное Краснодарского края. 56-летний мужчина, ранее уже судимый, вошёл в местный Спасо-Никольский храм, где находятся чудотворные образы Богородицы «Целительница» и великомученика Георгия Победоносца. С помощью отвёртки он вскрыл оклад одной из особо почитаемых храмовых икон и похитил ювелирные изделия, которые благодарные прихожане, согласно православной традиции, жертвуют в ответ на помощь в разрешении трудных ситуаций по молитвам у той или иной иконы. За всё это время вору никто не помешал — охраны в храме, обладающем уникальными объектами, попросту не было.

В январе были похищены четыре иконы из храма Казанской иконы Божией Матери в Ярославской области. В августе 2018 года мужчина, ранее осуждённый и отбывший срок за убийство и изнасилование, вынес из храма в городе Нариманово Астраханской области драгоценную чашу для совершения Таинства причастия. А в Тамбовской области прошлым летом полицейским удалось задержать целую банду, которая два года промышляла кражами икон из храмов. Одна из них была осуществлена в 2013 году в Нижегородской области — группа воров срезала решётки с помощью гидравлических ножниц с окон собора Архангела Михаила и вынесла десять икон XIX века.

Если говорить про имущество иных традиционных конфессий, то следует отметить, что хищения происходят и, например, из мечетей, расположенных в сельской местности. В основном крадут денежные средства из ящиков для пожертвований, как это случилось в 2017 году в мечети в одном из районов Карачаево-Черкесской Республики. А в 2005 году из мечети села Чуни в Дагестане была украдена священная книга — старинный Коран.

https://www.pnp.ru/social/selskie-khramy-predlagayut-vzyat-pod-okhranu.html

div#stuning-header .dfd-stuning-header-bg-container {background-size: initial;background-position: top center;background-attachment: initial;background-repeat: initial;}#stuning-header div.page-title-inner {min-height: 150px;}